?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

УМЕР ГЕНРИХ ОРЛОВ

В среду 19 сентября 2007 года в Вашингтоне скоропостижно скончался выдающийся историк и теоретик музыки Генрих Александрович Орлов. Ему шел 82-ой год.
Генрих Орлов уехал из Ленинграда более 30 лет назад. Имя его в культурных кругах города стояло высоко. На тот момент не было лучше книги о Шостаковиче, чем изданная им в 1961 году монография "Симфонии Шостаковича", где, несмотря на все стеснения тогдашнего времени, автор сумел обратиться к своим читателям воистину поверх запретительных барьеров, ибо поднял уровень обсуждения на высоту, недосягаемую для цензурных ножниц. Его женой тогда была Мирра Борисовна Мейлах, дочь известного советского пушкиниста. С нею вместе они эмигрировали из СССР.
Эмигрантские годы не были для него легкими. Американская университетская среда отторгала его по закону абсолютной биологической несовместимости. В один из своих приездов в Израиль, навещая престарелых родителей, он познакомился в Иерусалиме с Иреной Ясногородской, бывшей ленинградкой, замечательной преподавательницей фортепианной игры, и вместе с ней прожил несколько лет в Израиле. Но и здесь он оставался столь же профессионально невостребованным, как и в Америке. Кажется, он и не пытался получить работу в каком-либо израильском университете.
В 1983-1985 годах я работала вместе с ним в полу-частном, полу-государственном издательском доме "Тарбут", у Феликса Дектора. Заработки были ничтожные, обязанности большие, работа тоскливая, положение бесправное, отношение унизительное.
А между тем, Генрих умел делать все.
Все - значит все. По крайней мере, мне так тогда казалось. Он легко и быстро переводил с английского, работал на любых наборных машинах, уже тогда отлично знал компьютер, делал верстку, держал корректуру. Иврита, правда, вовсе не знал и не стремился. Своих авторских текстов не предлагал никогда. Ни еженедельнику "Израиль сегодня", ни журналу для детей "Сабра", ни выходившему раз в два месяца литературному и общественному альманаху "Народ и земля" - таковы были выходившие у Дектора издания.
Размах его интересов и занятий приводил в замешательство. Он был замечательный автомобилист и необычайно терпеливый инструктор по вождению. В Израиле одним из его любимых хобби было конструирование и изготовление мебели. В последние годы - в Америке - его не меньше радовало конструирование и изготовление книг из удостоившихся его внимания рукописей, вполне, разумеется, бескорыстное.
Он был подтянут, сухощав, всегда в хорошей спортивной форме, через турникет в метро не проходил, а перепрыгивал, выглядел значительно моложе своих лет, совсем не имел вредных привычек.
До конца сохранил особый сияющий взгляд.
В 1985 году он получил предложение работы от радиостанции "Голос Америки" и переехал вместе с Иреной в Вашингтон. Там, на "Голосе", он доработался до полагавшейся ему пенсии, не переступая круга четко очерченных обязанностей, так же мало соприкасаясь с производственным бытом коллег по радио, как с сотоварищами по издательству "Тарбут". Приходил. Делал новости. Уходил. И, как он сам мне объяснил при встрече, избегал всякой попытки профанных разговоров о музыке в эфире. К себе в студию я его так и не сумела затащить. Объяснение было: "Все что я хотел сказать о музыке, я сказал в своей книге".
Летом 1996 года они с Иреной провели две или три недели в Лондоне. Это было накануне больших потерь в моей жизни, и встречи с Генрихом и Иреной остались последним безмятежным куском радости для меня. Генрих подарил мне свою великую - не убоимся слов - книгу "Древо музыки" ("Золотая ветвь" Джеймса Фрезера приходит на память не случайно), которая на тот момент уже вышла в издательстве "Советский композитор" в 1992 году. (Второе ее издание вышло через 13 лет, в Санкт-Петербурге, в издательстве "Композитор".) Я попыталась сказать ему в телефон, чем его книга стала для меня, но такие вещи говорить очень трудно, и я не уверена, что сумела.
Они прожили с Иренной 24 счастливых года. В последнее, нынешнее, лето, во время отпуска, Генрих, как всегда, ежедневно заплывал в море на километр. Не болел. Не ходил к врачам. Обширный инфаркт развился внезапно, 17-го сентября, в пятницу. Успел сказать Ирене:"Вот, оказывается как это бывает." И сознание оставило его. Счастливец!
Моей двоюродной сестре Ирене, сыновьям Генриха Григорию и Дмитрию, дочери Марии, всем родным и близким покойного - мои любовь и глубочайшее сочувствие.
Да будет земля ему пухом, а память о нем долгой и светлой!

Comments

( 16 comments — Leave a comment )
susanchik
Sep. 21st, 2007 04:57 pm (UTC)
Как грустно. Светлая память. А тебе - Гмар Хатима Това!
inphuzoria
Sep. 21st, 2007 06:03 pm (UTC)
Спасибо, что прочла и откликнулась. Наилучшей подписи на нынешний 5768 год всему вашему дорогому моему сердцу семейству. "Почта" получилась интонационно милая и жанрово разнообразная.
aptsvet
Sep. 21st, 2007 05:12 pm (UTC)
.
inphuzoria
Sep. 21st, 2007 06:06 pm (UTC)
Спасибо, что прочли. Пусть Вам в этом году (5768-ом) подписано будет много новых стихов и не слишком много забот.
yozhik_
Sep. 21st, 2007 05:31 pm (UTC)
Мои соболезнования.
inphuzoria
Sep. 21st, 2007 06:09 pm (UTC)
Милый Ёжик,
простите, что пока оставила без ответа Ваше чудесное письмо. Сперва - отпуск, потом - замот. Спасибо, что прочли про Генриха Орлова. Хорошей Вам подписи на 5768-ой год.
yozhik_
Sep. 21st, 2007 06:25 pm (UTC)
Спасибо! :)
tochka_be
Sep. 21st, 2007 06:27 pm (UTC)
.
yan_das_mensch
Sep. 21st, 2007 07:28 pm (UTC)
соболезную
topsika
Sep. 21st, 2007 09:03 pm (UTC)
Светлая память. Как вы хорошо о нем написали. И вам - Гмар хатима това.
inphuzoria
Sep. 21st, 2007 10:38 pm (UTC)
Спасибо, Тёзка. легкого Вам поста и хорошей подписи.
ex_torpusma
Sep. 22nd, 2007 01:47 pm (UTC)
%...
tent_dweller
Jan. 10th, 2008 03:22 am (UTC)
Только сейчас из Вашего журнала узнал о смерти Генриха Орлова. Видел его и Ирену весной, когда последний раз был в Вашингтоне. Ему тогда, значит, оставалось пять месяцев.
inphuzoria
Jan. 11th, 2008 02:16 am (UTC)
Да, вот так вот.
alindra
Jun. 1st, 2012 07:39 pm (UTC)
Случайно наткнулась. Я его и Мирру знала лет 30 назад. Мирра была как путы у него на ногах, и сын их тогда вытворял разные фортыли. Мальчику тогда было лет 16. Я была рада, когда узнала, что он уехал в Израиль и завел новую семью. Ну вот и конец. Хороший, быстрый, неранний. Спасибо.
inphuzoria
Jun. 1st, 2012 11:59 pm (UTC)
Спасибо! Это было недавно. Это было давно...
( 16 comments — Leave a comment )