Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

От моего любимого автора

Вчера весь день сайт газеты "Дело" не открывался. Я отгоняла от себя как преждевременные напрашивавшиеся объяснения.
Сегодня - открылся. Комментарием Самуила Лурье "Сальдо-бульдо". Все-таки это просто лирическая, стиховая точность в передаче чувства стыда и отставленности от истории, которое, как зубная боль, не оставляет ни на минуту.
Санечка, я знаю, ты сюда не заглядываешь, но уж кто-нибудь донесет: спасибо за то, что не теряешь отчаяния. Новогоднее пожелание одно - продолжай и продолжайся.

http://www.idelo.ru/

Опечатки или нет?

Не знаю, относятся ли к опечаткам ошибки в радиопередачах, которые мы после студийной записи тщательно убираем при монтаже. В стары годы, когда все и всё были добрее и лучше (верьте на слово), а работали мы на магнитной плёнке, эти вырезанные кусочки - очень иногда смешные - собирали на отдельную бобину и копили для новогоднего капустника. Был случай, когда незабвенный "наш наблюдатель" Анатолий Максимович (письма ему перестали приходить всего лет десять назад, а умер он в 1981) расчихался в студии - это было удалено из текущей передачи, но фигурировало в капустнике. Из интервью, взятого у Андрея Б., было вырезано и сохранялось, склеенное вместе, такой длины мычанье, что хватило бы на хороший коровник, а заиканий, оговорок и переговорок Бродского была целая плёнка.Редактировать записи с Бродским была, вообще-то, адская работа: внутренний редактор не отпускал его ни на секунду, он заменял одно слово другим на середине недоговоренного первого слова, и то же самое делал с фразой и её частями, причём без пауз, взахлёб, а "те-се-зеть", "как бы" и "вообще говоря" шли через два слова на третье. Неизвестно почему, иногда человека у микрофона зацикливает на чем-то, как патефонную пластинку, и ни взад ни вперёд, сколько ни перечитывает, кажинный раз на том же месте его заедает. Я как-то читала в студии чью-то заметку о предполагаемом путешествии на Марс. Перечитывала раз 10, и всякий раз получалось "экспедиция на Маркс". Продюсер и звукотехник умирали от смеха. В конце концов позвали читать кого-то другого.
В самый первый мой выход к микрофону, когда я едва могла говорить от чувства физического раздвоения личности, на ту, которая привычно слушает "голоса" у радиоприёмника, и ту , которая сейчас скажет в микрофон: "Говорит Лондон. Вы слушаете Русскую службу Бибиси" (Это я-то Лондон?! Это я Бибиси?!), - радио-оплошности коллеги привели меня в чувство и спасли передачу.
Новостную передачу (это было 20 лет назад!) тогда делали в студии три человека, не считая звукоорератора. Один - это была я - попугай-ведущий: "Говорит Лондон. Вы слушаете Русскую службу Бибиси. В заголовках новостей то-то, то-то, то-то и то-то. В программе этого часа: После полного выпуска последних известий, -радиообозрение текущих событий "Глядя из Лондона"... Затем тематическая передача "Такая-то." Но сначала новости в подробном изложении". Напротив меня сидит новостник, который читает сперва заголовки новостей, а потом полный (тогда 10-минутный) бюллетень. Новостник в тот день был знакомый мне ещё по Израилю журналист Алик П., остроумный участник израильского русского еженедельника (не упомнят старожилы!) "Клуб" (это был предшественник "Круга"). Он хорошим выразительным баритоном читает: "Из Сирии сообщают, что в ряде городов этой страны, под ряд автбусов был подложен ряд бомб". Смеяться в студии нельзя, и я давлюсь смехом, но удерживаюсь. За стеклом в аппаратной Милка Куперман, продюсер, следящий за последовательностью заметок, временным графиком и осуществляющая связь программы с непонимающим русского звукотехником, открыто хохочет. А Алик П. продолжает: "Италия призвала Ливию проявлять осмотрительность и задумчивость в принятии государственных решений". За стеклом Милка рухнула на стол и зашлась в хохоте. Мне она сделала знак рукой: давай сюда, отдышись, пока он бюллетень дочитает. Я выскочила из студии в аппаратную. Спасена. И с раздвоением личности покончено. Трудовая терапия.
Сотрудники собирали фразочки и оговорки товарищей по оружию, и редко кому не пришлось самому пополнить сокровищницу: "Королева Елизавета" вошла в море обнаженная по ватерлинию", "Солдаты стреляли по демонстрантам живой аммуницией". Много было переводческих ляпов. Незабываемое словцо из какой-то исторической передачи - "декулакизация". Переводчица забыла про "раскулачивание".
(