Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

"Молитва" - стихотворение Али Кудряшовой. Всем читать !

М О Л И Т В А
0.
Зря что ли мы потели,
что ж, итого,
давай-ка считать потери
За этот год.
Давай-ка умножим, сложим,
Прижмем локтем,
До самых последних ложек
Переучтем.


1.
Дмитровка плещет людьми и совсем тесна,
В центре Москвы опять началась весна.
Солнце сияет в тысячи мегаватт,
Плавит под куполами пасхальный гвалт.

Высох асфальт, расправился, посерел,
Слышно вдали, как плавится вой сирен,
Где-то случилась смерть, но о том не сметь.
Видно, у Бога просто упала сеть.

Видимо, слишком часто и горько мы
Плакали в небо, боясь не прожить зимы,
И не хватило сил - на последний шаг.
Солнце у нас в глазах, перезвон - в ушах.

Резкое солнце, тени так глубоки,
Ангелы с сетью порванной - рыбаки.
Что же, все твои казни совершены.
Дай тишины нам, Господи. Тишины.

2.
Я слишком назойлив и бестолков, я б с радостью был таков,
Но ты не не слышишь моих звонков, не видишь моих флажков.
И вот сейчас, на исходе дня, когда облака резней
не надо, Господи, для меня, помилуй моих друзей.

Я не прошу тебя рая здесь, я милости не хочу,
Я не прошу для них тех чудес, что Богу не по плечу,
Тебе ж не стоит огромных трат, подумаешь, ты ведь Бог,
Пусть будет кофе для них с утра и вечером теплый бок.

Пусть врут все те, кто все время врал, и плачут все те, кто не,
Пусть будет снег, суета, аврал, морщины и мокрый снег,
Час-пик, толпа, недород, тоска, концерты, порнуха, дым,
И боль, щемящая у виска, и скука по выходным,

Измены, дети, дела, коты, простуды, метро и зной,
Долги, работа до тошноты, просроченный проездной,
И груз заданий, и лишний вес, и девочки в скверике
И на обзорной парад невест, и утки в Москве-реке.

Помилуй их, они столько лет работают на износ,
Помилуй тех, кто им греет плед и тех, кто целует в нос,
Помилуй тех, кто лез на рожон и кто не лезет уже,
Помилуй их бестолковых жен и их бедолаг-мужей

Помилуй, тех, кто силен и слаб (ведь ты-то сам не слабак),
Помилуй, Боже, их мам и пап, врагов, хомяков, собак,
Помилуй счастливых, бомжей, калек, хозяев или гостей
Помилуй коллег и друзей коллег, коллег друзей и детей.

И вне защитной сети потом оставшегося меня
Пускай забирают пожар, потоп и прочая потебня.
Я знаю, я тебе не в струю - бездельник и ротозей,
Но, не оставив меня в строю, помилуй моих друзей.

3.
Но перезвон, сирены и резкий свет,
Дмитровка бьется в ритме колоколов.
Падает сеть на небе или в Москве,
Значит, у смерти нынче большой улов.

Я не пишу письма - не дойдет письмо,
Горе на привкус сладкое, как шираз.
Я не прошу ни о чем, чего ты не смог,
Господи, будь человеком. Как в прошлый раз.

http://izubr.livejournal.com/236434.html?view=7998610#t7998610

Этот день

Заканчивается день 8 октября 2008 года. Мне предстоит его запомнить.
В этот день кончилось что-то, что началось 50 лет назад.
Но и без того день не простой. Канун Йом Кипура, Судного дня.
Душа просит прощенья у всех, перед кем провинилась. И соглашается принять, что подписано. И просит хорошей щедрой подписи для родных и друзей.

А еще это 83-ий день рождения Андрея Донатовича Синявского. Много разного замечательного связано у меня с этим днем.

Анна Альчук

На сайте "Грани.ру" помещено сообщение о безуспешных поисках пропавшей недавно в Берлине художницы Анны Альчук, которая в 2005 году была оправдана судом в связи с ее участием в выставке "Осторожно, религия!" в Сахаровском фонде.
http://grani.ru/Culture/art/d.134998.html#cmnt1808228
Под сообщением в несколько строк идут комментариии почтенной публики. Что-то около полусотни. Из них примерно 45 удалены модератором. Представляете, что они там пишут, блюстители морали? Вроде как фатва не вполне православный обычай...

Высоцкий и мы

Вчера ночью у меня с достопочтенным юзером Зоилом был короткий обмен мнениями http://zoil.livejournal.com/95753.html из-за статьи Андрея Архангельского, написанной к юбилею Высоцкого.
www.vz.ru/culture/2008/1/25/140146.html
Зоил даже сказал, что вот какой оказался негодник, жаль что его первые статьи появились в Торонтском филологическом альманахе, выходящем под его, Зоила редакцией. http://www.utoronto.ca/tsq/11/arkhangelsky11.shtml
Но уж больше он его никогда публиковать не станет.
Я перечла обе эти статьи плюс в Торонтском же триквотерли напечатанную статью о журнале «Синтаксис». http://www.utoronto.ca/tsq/15/arhangelsky15.shtml
И не нашла состава преступления. Все три статьи, хотя и про разное, но об одном: как новое поколение сквозь призму собственных пониманий и опытов видит героев прошлого, как оно оценивает и переоценивает их. Это не только о разнице вкусов и смене оптики, это о движении времени, уходящем от нас. Что ж тут делать!
Смириться и стараться расслышать, о чем они.
Когда я познакомилась со своим будущим мужем, мне было 23 года, ему -36.
Он, в порядке ухаживанья, принес мне книжку – «Хулио Хуренито» Ильи Эренбурга. Он сказал: «Это Библия моего поколения». Но мне (моей части моего поколения) эта Библия решительно не подходила. Мы поссорились. В первый раз.
Рут, моей дочери, было лет 15, когда моя мама захотела дать ей послушать своего любимого Вертинского. Рутка послушала минут пять или десять. А потом сказала: «У меня даже мурашки по коже, видишь, на руке – так мне это противно!» Она любила Дэвида Боуи.
Андрей Архангельский родился в 1974, ему под перестройку только-только 16, и как же Вы хотите, чтобы он всерьез при полном сломе времени тащился от родительской романтики?! У него от нее, может, "мурашки по коже"... А по чести, так и тогда не всеми она владела полностью.
Мне рассказали о вечере памяти Высоцкого на-днях в одном небольшом клубе.
Ведущий, желая расшевелить аудиторию, прочитал вслух недлинную статью Юрия Колкера «Высоцкий без гитары».
http://yuri-kolker.narod.ru/articles/vysotsky.htm
Там много сказано верного и дельного. Публика завелась с пол-оборота: «Ну, это, ясное дело, сработано на заказ. Проплачено!» То есть не допускается даже мысли о возможности другого подхода, иного вкуса, независимой оценки.
Свой коммент на постинг Зоила и его ответ я сейчас приведу:

Я: ОБ АНДРЕЕ АРХАНГЕЛЬСКОМ

Чего уж вам так за него стыдиться? Отличная статья о Шостаковическом музыкальном литературоцентризме. Я, когда читала, думала, что именно это чувствовала всегда, но никогда бы у меня недостало ни смелости, ни квалификации так ясно это сформулировать. И о "Синтаксисе" прекрасная статья. Можно сказать, что в его лице "Синтаксис" наконец-то дождался вменяемого читателя. Действительно, неготовность и негодность к последующему действию средне-советского интеллигента, критика банального кухонного фрондерства, глухота к новым идеям, бесконечное изобретение велосипедов, самовлюбленность и бахвальство как источник российского национализма - важные темы "Синтаксиса". Именно поэтому журнал тридцатилетней давности читается как вышедший вчера. И статья о Высоцком, расходящаяся с восприятием этого героя его собственным поколением, о том же: о неприложимости поэтики, этики и эстетики советско-антисоветского романтизма к реальной практике бескрылого сегодняшнего дня. Абсолютно тот же подход, та же мера, что и в предыдущих двух. Только объект для анализа имеет несколько иные параметры. Никто его не "зарядил" и вовсе он не "мерзавец". Я вот с большим удовольствием приглашу его на конференцию о Синявском, которая, Бог даст, будет в Москве в конце апреля. Киньте, пожалуйста, телефон или мэйл.

ЗОИЛ (в ответ)
Не соглашусь, Наташа. Я уже знаю - каким образом появилась эта статья. И она не о "неприложимости поэтики, этики и эстетики"... и так далее. Впрочем, я даже не понимаю этого языка)))
Адресов А. у меня нет.

PS Я в недоумении. У нас на всех одна презумпция виновности и продажности?

ХОРОШО ТОМУ ЖИВЁТСЯ. У КОГО ОДНА НОГА....

Всё-таки мы с ногой решили попробовать завтра добраться до Брюгге, где у нас с друзьями на неделю снят домик-пряник. Поезд от Ватерло отходит в 10.43.
Первая трудность: как спуститься по лестнице (те самые 11 ступеней) до лифта, опираясь на палку и с чемоданом. Подумав, заказала такси, попросив водителя за дополнительную плату подняться ко мне и помочь с вещами.
Трудность вторая: дурацкая нога ни в какую обувь не влазит, потому что болит в подъёме (растяжение) и имеет очаг инфекции, правда сильно сократившийся - всё-таки неделя антибиотиков! - над лодыжкой. Тут у нас тепло, плюс двенадцать, и я ходила два последних дня (со скоростью гигантской черепахи) в поликлинику - обычно 5 минут ходу, а нынче с палкой - 25 - так вот: я ходила в домашних туфлях типа "сабо". А там в Бельгии холоднее, там даже всего только три или четыре градуса тепла. Не походишь в домашних-то корочках. А как тогда? Вот не знаю как...
А зачем, спрашивается, и ехать-то? Да , конечно, правда ваша, дяденьки-тётеньки, а только ведь обидно... Ну, пусть я дома в этом Брюгге буду сидеть, пока друзья культурно и просвещённо отдыхают в исторической декорации. Но потом-то они всё же домой придут. Вот и хорошо!
А потом, может, эта поросячья лодыжка одумается и даст себя через пару дней в ботинок одеть!..
Ладно. Решено - едем. Хуже не будет.

По итогам года главное хорошее событие - рождение второго внука, имя которому Адам.
Плохих событий было много, и болезни с болячками среди них ещё не самое скверное. А было очень много тяжёлых потерь. Как когда-то говорили родители: снаряды ложатся рядом. Хочу пожелать френдам, читателям, друзьям, реальным и виртуальным, плохое оставить в 2006, а в 2007 перейти
с радостью и для радости. Нам не велено просить у Бога чего бы то ни было с излишней настойчивостью, - объяснял нам в 1974 году рав Адин Штейнзальц,- ведь Бог может и уступить нашим настояниям, и сделать по-нашему, но последствий-то мы предзнать не можем. И потому единственно правильная просьба к Богу формулируется двумя словами: наставь и укрепи... То есть научи и дай силы следовать научению. Вот на этом и ставим точку в этой, по-видимому, последней в этом году записи.

С Новым годом, друзья!

ЙОМ КИПУР

Есть у кого просить прощения. Прошу.
Есть кому пожелать наилучшей окончательной подписи. Из глубины сердца - желаю.
Чего же боле?

В год нашего приезда в Израиль, на первой лекции в университетском лектории рав Адин Штейнзальц сказал нам (а там все были почти такие же невежды, как я), что нельзя очень сильно просить у Господа Бога чего-то, потому что он может пойти нам навстречу, но ведь мы не знаем на самом деле, чего просим и каковы будут последствия наших неразумных желаний. Единственно правильная молитва, обращённая к Богу: наставь и укрепи.

С ней и проживём в надежде на снисхождение, на то, что нам не будет подписано по заслугам. А то какой бы это был ужас!

ЖАЛОБЫ ТУРКА

Сперва жалобы. С того дня, как я подписала петицию в защиту морских котиков, немыслимый поток спама засыпает мою почту. Это однородно оформленные предложения купить немедленно различные с самые перспективные в мире акции. У меня есть спам-менеджер, но эти как subject пишут то multiculturalism, то antisemitism, то ornithology, то decrease mononucleosis, и их с каждым днём всё больше.
ЖЖ тоже сбрендил и съел мой обширный коммент, обращённый к юзеру mbla по поведу успешных испытаний нового аппарата на парижских площадках. Просто, негодяй, написал, что коммент не отослан, потому что никакого сообщения нету. После чего окошко с комментом как бы удвоилось, сместившись относительно самого себя, как если один лист текста не полностью закрывает края второго, а потом исчезло, выбросив меня из треда совсем. Ну, почему, почему со мной всегда самое дурацкое происходит! Заново совершенно некогда писать! Но Бог даст, послезавтра!..

(no subject)

Эту историю записываю, как преданье старины глубокой, в том виде, в котором её передавали из уст в уста в восьмидесятые годы. Имена не прячу, потому что всё равно всё прозрачно ясно. Но герои истории, возможно, назовут её выдумкой. Однако и выдумка неслучайно выбирает себе героев, не так ли?

Сперва эпиграф:

Что б ни сказать о литературе, что б ни писать о этаких речах... Можно, конечно, поговорить о написанном или пописать о сказанном. В любом случае это будут сплетни. Если же сплетни записывать, то их род или жанр становится уже совершенно фантастическим: плетёные сплетни. Плутни, стало быть. Что ж, поплутуем немного, поплутаем по летнему лесу.
Анри Волохонский http://www.topos.ru/article/1759

Итак.
Время действия - конец 70-х или начало 80-х.
Место действия - Израиль, город Тверия на берегу озера Кинерет (Тивериадского озера по Библии). Поэт Анри Волохонский принимает у себя гостя из Соединенных Штатов - православного священника Отца Михаила Меерсона-Аксёнова. Сыновья Анри наловили в Кинерете рыбы, жена его рыбу изжарила и подала к столу. И весь долгий день они предавались беседе, выпивая и закусывая, и обдумывая близкую их сердцам затею - основать иудео-христианский журнал, экуменический журнал, какого не было ещё, - свободный как от злобных, так и от и добрых глупостей, какими во множестве к тому времени полнились русские заграничные издания. Сперва они обсудили, чего в их журнале ни в коем случае не будет. Потом перешли к тому, чему в нём непременно быть надлежит. А как стало смеркаться, батюшка Меерсон-Аксёнов припомнил: "Нам ещё одну вещь обсудить надо, самую трудную." "Откуда денег взять?" - догадался Анри. "Что деньги! Деньги будут, - заверил Отец Михаил. - А вот как он будет называться?" - "Да чего ж тут трудного, - отвечал Анри.- Называться он, ясное дело, должен "Крест и выкрест".